Теория русского жестового языка : учебник для вузов / А. Е. Харламенков

Учебник для вузов

Харламенков Алексей Евгеньевич; 2021

Страниц    Обложка    Гриф    ISBN 
171    Твёрдая    Гриф УМО ВО
Гриф ЦНИИ РЖЯ 
   978-5-534-14700-1

 

 

Научная школа

Московский политехнический университет (г. Москва).

Библиографическое описание

Харламенков, А. Е.  Теория русского жестового языка : учебник для вузов / А. Е. Харламенков. — Москва : Издательство Юрайт, 2021. — 171 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-14700-1. — Текст : электронный // ЭБС Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/479066 (дата обращения: 17.04.2021).

Подробнее...

Вступление

Цель настоящей статьи — осветить проблематику коммуникативной сферы среди лиц с нарушением слуха (глухих и слабослышащих). Для значительной части данной категории людей родным является русский жестовый язык; причём, русский язык для них выступает в роли второго языка. Другими словами — они вынуждены жить в условиях двуязычия.

Жестовый язык является полноценной лингвистической системой, что подтверждается, в частности, принятием федерального закона «О внесении изменений в статьи 14 и 19» федерального закона «О социальной защите инвалидов в России» [13] и определением статуса жестового языка. Указанным законом реализуются нормы Конвенции о правах инвалидов [11], согласно положениям которой инвалиды имеют право наравне с другими на признание и поддержку их особой культурной и языковой самобытности, включая жестовые языки и культуру глухих.

 

Специалистам известно, что развитие личности невозможно без языка. Трагизм ситуации в России заключается в том, что родной для глухих язык — жестовый, — глухим в специализированной системе образования не преподают. Сложилась ситуация, когда к 20-30 годам глухие владеют жестовым языком лишь на бытовом уровне. Это приводит к проблемам в освоении русского языка. Дальнейшие проблемы нарастают как снежный ком.

За рамками статьи намеренно оставлены острые специфические темы, волнующие специалистов-предметников (переводчиков жестового языка, сурдопедагогов).

Актуальность выбора темы обусловлена большим количеством инвалидов по слуху в России и необходимостью улучшения социализации данной группы населения.

За рамками статьи намеренно оставлены проблемы языкознания и перевода; методик обучения жестовым языкам.

В чём инвалидность глухоты

Среди лиц с ограниченными возможностями здоровья особое место занимают люди с нарушениями слуха.

Особенность заключается в том, что в общественном сознании глухие не воспринимаются как инвалиды: у человека отсутствуют внешние дефекты. На обывательском уровне неизменно возникает сравнение с другими группами инвалидов, и «ближайшей» из них на рассмотрение попадают слепые. Если на сцену поставить слепого с тростью и глухого со слуховым аппаратом и предложить залу назвать, кто из них инвалид, результат предугадать нетрудно: инвалидом назовут слепого; глухого же сочтут здоровым.

Во многом «родственность» этих групп обоснована, так как и глухота и слепота связаны с нарушением восприятия информации, допуская, что через зрение и слух человек получает 100% оной. С сожалением следует отметить, что даже во многих научных трудах встречается такая пропорция распределения потоков информации:

 

зрение

80%;

 

 

слух

20%.

 

Данная пропорция представляется ошибочной в принципе.

Вся социальная информация, все абстрактные понятия (любовь, мир, мораль, мысль, слово, и т. д.) передаются через слух. Именно через слух идёт воспитание человека с рождения.

Для оценки пропорциональности потока информации каждый может провести мысленный эксперимент, перенеся себя в Китай: иная языковая среда, в которой наш мозг не может на слух даже разделить отдельные слова, делает невозможной получение какой либо информации по данному каналу восприятия, что равняется его полному отсутствию.

Представляется более верным, перевернуть пропорцию:

 

зрение

20%;

 

 

слух

80%.

 

Ещё одна житейская ситуация позволит предположить верность именно такой пропорции; для этого нам помогут, как ни странно, именно слепые.

Кто пересекался со слепыми, тот слышал абсолютно адекватную речь этих людей; более того, если вы имеете только телефонное знакомство со слепым человеком (например — по работе), вы никогда не узнаете, что он слепой, только если он сам вам об этом не скажет. Речь этих людей, их интеллектуальное развитие абсолютно идентичны полностью зрячим: они к месту и ко времени употребляют даже понятия цветов и различной светлости времён суток.

С глухими же ситуация прямо противоположная.

Нам приходилось слышать из уст обывателей практически только одну оценку глухих — умственно отсталые: машут руками, мычат, а если и говорят или пишут, то нипойми что.

Глухие — не умственно отсталые; глухие — интеллектуально полноценные люди. Вся их проблема заключается в тотальной многолетней информационной блокаде.

В чём заключается информационная блокада. В первые годы жизни у человека формируется речь и базовый понятийный аппарат. При отсутствии слуха этих процессов нет. В школах глухих, в основном, используется верботональная система без применения родного для глухих языка — жестового. Когда глухие поступают в средние и высшие учебные заведения, они, в большинстве своём оказываются между-языковыми личностями, не владеющие ни русским языком, ни родным жестовым.

Мы согласны с заведующей лабораторией русского жестового языка РГСУ В. П. Камневой, которая отмечает следующее: «Все прекрасно знают, что не зная собственного языка, изучить в совершенстве иностранный невозможно, потому что нужны понятия. Без базовых понятий, без фундамента, объяснение нового материала упирается в тупик непонимания: написали — не понял; жестами объяснили — не понял — он жестов не знает. Что в итоге получается? — вакуум. Несчастный человек в камере-одиночке — это самое страшное наказание; люди с ума сходят.

Преодолев информационную блокаду мы получим грамотного человека. Не будем говорить: глухого, слабослышащего, инвалида — нет; мы получим полноценную личность. А так мы получаем человека, не могущего осмыслить информацию, которую он должен получить; ну радио молчит — понятно, но газеты, интернет и прочие письменные источники так же остаются заблокированными: глухой не может принять правильное решение только потому что он не может осмыслить эту информацию, которую получил; всё. И вот тогда наступает инвалидность. И инвалидность не потому что он не слышит, а потому что информации нет; а та, что доступна, не может быть воспринята и обработана. А сейчас мир информации» [8].

Особо здесь следует выделить один момент: сами глухие считают, что они понимают текст. Тотальные аномалии выявляются только при встречном опросе со стороны грамотного переводчика: обнаруживается, что восприняты несвязанные между собой обрывки, так как глухие, из-за недостаточного владения русским языком, воспринимают только номинальное значение слова и не могут выявить его переносного смысла, зависящего от контекста.

Исходя из изложенного мы можем ответственно заявить: глухота — инвалидность не медицинская, а социальная; об этом же писал и выдающийся отечественный психолог Л. С. Выготский, говоря, что «глухота – это социальный вывих».

Формирование коммуникативной компетентности как средство преодоления информационной блокады

Инвалиды по слуху — это полноценные личности; а любому индивидууму жизненно необходима социализация. Альтернатива успешной социализации — превращение личности в асоциальный, а, затем, — в криминальный элемент.

Для успешной социализации любой человек должен иметь коммуникативную компетентность. Однако, глухие и слабослышащие, в своей массе, не имеют её даже в зачатках.

У глухих невозможность вступить в контакт со слышащими обусловлена не разностью языков, а гигантскими провалами в понятийной базе. Ограниченность объёма статьи вынуждает опустить доказательную базу этого утверждения; однако можно привести один факт: общаясь между собой, переводчики русского жестового языка отметили феномен — глухие не знают своего родного жестового языка. Множество попыток выяснить у глухих (студенты колледжа) смысловое значение, понятие того или иного жеста, в ответ только одно: «не знаю».

И так, какая сложилась ситуация.

Являясь родным языком для значительной части населения России (более 120 тысяч [14]), язык жестов представляет для исследователей значительную трудность ввиду того, что отсутствует его письменная фиксация, обусловленная спецификой языка, как кинетической кодовой системы. Данное обстоятельство вызывает и значительную трудность при изучении языка самими глухими, так как обучение, фактически, ведётся только при личном контакте, «изустно», без возможности обратиться к эталонным источникам — словарям. Отсюда и значительная языковая раздробленность даже на малых территориях.

Энтузиастами выпущено множество словарей жестового языка. Появились электронные и on-line издания. Следует отметить, что все издававшиеся печатные словари русского жестового языка и все известные автору on-line словари не делают различий между словами русского языка и жестами, передающими соответствующие понятия, устанавливая, тем самым, жёсткую и однозначную связь СЛОВО — ЖЕСТ, что представляется неверным. Например, толковый словарь русского языка Ожегова [9] для слова «МИР» даёт 11 значений, что не могут отразить известные словари русского жестового языка; то есть, не решена проблема многозначности слов русского языка при конкретности смыслового значения жеста.

Особо требуется подчеркнуть объём словарей. Ни один из известных нам жестовых словарей не превышает 10 000 жестов, в то время, как объём толкового словаря Ожегова [9] около 100 000 слов, без учёта научной лексики и терминологии; в «Толковом словаре живого великорусского языка» В. И. Даля — около 200 000 слов [3–6].

Всё это привело к возникновению главной проблемы жестового языка: денормализованность на фоне отсутствия языковых (лексических) эталонов; значительные затруднения в изучении лексики языка всеми заинтересованными группами (носители языка, преподаватели, переводчики), так как обучающий языку наставник не в состоянии, по объективным причинам, знать всей лексики языка и передать её в полноте своим воспитанникам. Другими словами, — остро требовалась фиксация всей лексики жестового языка в едином центре для возможности организации дальнейшей работы по её изучению, систематизации и научному анализу.

Появление персональных ЭВМ дало возможность начать работу над словарём жестового языка на новых принципах, используя технологии баз данных; снялись физические количественные ограничения на объём словаря и разветвлённость его структуры. Целью работы был сбор и фиксация всех жестов с одновременным выявлением их структурных компонентов и взаимосвязей; выявление и уточнение их смыслового значения.

Работа над данной системой была начата в 1997 году. По мере сбора фактического материала постоянно вносились изменения и дополнения в структуру базы данных. За 15 лет было собрано, описано и структурировано более 1 000 жестовых знаков. Смена технологических платформ привела к заморозке проекта на 6 лет. В 2014 году проект был портирован на новую платформу, получил название «Электронная справочно-аналитическая система Русско-жестовый толковый словарь» и стал доступен через сайт Сообщества переводчиков русского жестового языка «СурдоЦентр» (www.SurdoCentr.ru) /далее — Сайт/, а так же в виде мобильного приложения для планшетов на платформе Android.

Русско-жестовый толковый словарь

Целевая аудитория

«Электронная справочно-аналитическая система Русско-жестовый толковый словарь», далее — Словарь или Система, предназначен для двух целевых групп:

  • специалистов (во-первых — переводчиков жестового языка) и студентов языковых курсов;

  • носителей жестового языка (глухих) и неспециалистов широкого круга.

Очевидно диаметральная разность интересов и потребностей этих групп, влекущая противоречия в целях, задачах и способах их решения. При этом, объединение в рамках одной Системы даёт и значительный выигрыш в охвате материала и глубине его проработки.

Решение проблемы найдено через создание двух режимов работы Системы (Справочный и Аналитический) и через разграничение доступа к информации.

Для организации доступа целевой группы специалистов — переводчиков жестового языка, Словарь размещён на Сайте Сообщества переводчиков.

Краткое описание и ключевые особенности Словаря

Решена задача выбора семантического значения слова русского языка путём разделения в рамках Словаря понятий «СЛОВО» и «ЖЕСТ», выносом графы «СЛОВО» в отдельную таблицу базы данных. Это позволяет провести сопоставление слов русского языка и соответствующих жестов языка глухих и более объективно подойти к задаче решения многозначности словесного языка в зависимости от контекста. Для каждого СЛОВА и каждого ЖЕСТА используется отдельная запись в соответствующей таблице базы данных, что удобно для пользователя и является очевидным решением для электронных толковых словарей.

Словарь содержит постоянно пополняемую базу данных слов и жестовых эквивалентов с функцией толкового словаря для введённых СЛОВ и соответствующих им ЖЕСТОВ. Учитывается и вариативность жестов для одного понятия. Для этих целей для каждого жеста в его карточке (словарной статье) даётся:

  • перечень всех слов, которыми может быть переведён данный жест;

  • описание конфигурации и движения рук, манеры исполнения жеста;

  • видеозапись жеста;

  • фотография по ключевым кадрам;

  • этимология возникновения жеста с описанием его смыслового значения, иконичности или абстрактности;

  • речевые примеры использования данного жеста в контексте слов;

  • речевые примеры, в каких случаях нельзя использовать данный жест;

  • актуальность (современный или устаревший жест).

В Словаре представлены жесты, использующиеся в различных регионах с соответствующими пометками «диалект».

Для каждого жеста приводится список слов, которым он соответствует. То есть даётся набор синонимов, соответствующих данному семантическому значению.

Таким образом в Словаре выстраивается сеть:

  • СЛОВО — ЖЕСТЫ;

  • ЖЕСТ — СЛОВА.

В такой сети синонимов на видео снимается только базовое значение парадигмы, что позволяет избежать дублирования жестов, отличающихся только артикуляцией, но одинаковых по смыслу. Данный приём избавляет и от ошибочного формирования мысли об однозначном соответствии пар СЛОВО — ЖЕСТ, так как наглядно показывает неизменность жеста для целого синонимического ряда. При этом оправдана оговорка, что воспроизводить жест нужно с той артикуляцией, которая соответствует произносимому слову.

В Словаре одновременно отображаются видео и фото жеста, что позволяет сразу воспринять и динамику жеста и его реперные точки для улучшения качества усвоения сложного визуального материала.

Пояснения к словам (жестам) составлены на основе более 30 энциклопедий и словарей, размещённых в свободном доступе в Интернете, на портале Яндекс.Словари, Толкового словаря Ушакова, опубликованном на портале Грамота.ru.

Для наполнения жестового словаря использованы: словари И. Ф. Гейльмана [1], [2]; Р. Н. Фрадкиной [12]; машиностроительных терминов [7]; из практики автора; словарь церковной лексики [10].

Заключение

Словарь, в котором объединены описания жестов, толкования понятий, слова русского языка и синонимический ряд, — представляет для любого заинтересованного лица — носителя или исследователя жестового языка — универсальный инструмент. Глухие с его помощью смогут развивать и уточнять собственную понятийную базу, что позволит им так же развивать и коммуникативную компетентность. Это является фундаментом успешной социализации инвалидов по слуху. В результате социум имеет полностью самодостаточную личность, исключённую из криминальной среды.

Представленная Система предоставляет так же уникальный, в своём роде, инструментарий для работы переводчиков жестового языка, позволяющий обобщить весь их лингвистический опыт и провести его аналитическую обработку, что, в свою очередь, приведёт к повышению квалификации переводчиков и стимулирует развитие жестового языка в целом.

Литература

1. Гейльман И.Ф. Ручная азбука и речевые жесты глухонемых / И.Ф. Гейльман. – Москва: КОИЗ, 1957. – 596 с.

2. Гейльман И.Ф. Специфические средства общения глухих. Дактилология и мимика. часть 1-4 : в 4 т. / И.Ф. Гейльман; ред. А.И. Тихонова. – Учебное пособие. – Ленинград (Павловск): ЛВЦ ВОГ, 1975. – Т. 1-4.

3. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка [Текст] : в 4 т. Тт. 4 : p-V / В.И. Даль. – Москва: Русский язык, 1999. – 688 с.

4. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка [Текст] : в 4 т. Т. 3 : П / В.И. Даль. – Москва: Русский язык, 1999. – 555 с.

5. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка [Текст] : в 4 т. Тт. 2 : И-О / В.И. Даль. – Москва: Русский язык, 1999. – 779 с.

6. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка [Текст] : в 4 т. Тт. 1 : А-З / В.И. Даль. – Москва: Русский язык, 1999. – 699 с.

7. Казанцев А.Г. Машиностроительные термины. Словарь жестового языка, справочное электронное издание (DVD) / А.Г. Казанцев, В.Г. Визер, В.Н. Мялькин. – Барнаул: Алтайский государственный технический университет им. И. И. Ползунова: Бийский технологический институт АлтГТУ, 2011.

8. Камнева В.П. Конференция сурдопереводчиков: Роль жестового языка в процессе обучения неслышащих студентов в сфере профессионального образования / В.П. Камнева // Материалы конференции. – Москва: ГСИИ, 2013.

9. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов. – Москва: Издательский дом «ОНИКС», 2010. – 736 с.

10. Словарь жестовой речи: церковная лексика, Справочное электронное издание (DVD) / Н.В. Иванюшева [и др.]. – Киев: Изд-во «Глас», 2006.

11. Федеральный закон № 181-ФЗ от 24.11.1995 «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» [Электронный ресурс]. – URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_156792 (дата обращения: 15.05.2014).

12. Фрадкина Р.Н. Говорящие руки. Тематический словарь жестового языка глухих России / Р.Н. Фрадкина. – МГО ВОГ. – Москва: Издательство «Сопричастность» ВОИ, 2001. – 598 с.

13. Конвенция о правах инвалидов. Принята резолюцией 61/106 Генеральной Ассамблеи от 13 декабря 2006 года [Электронный ресурс] : Организация объединённых наций. – URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/disability (дата обращения: 10.04.2014).

14. РГ + Россия 24: Росстат об итогах Всероссийской переписи населения 2010 года. Вот какие мы - россияне. [Российская газета - Федеральный выпуск №5660 (284)] [Электронный ресурс]. – URL: https://rg.ru/2011/12/16/stat.html (дата обращения: 11.04.2014).

 


Опубликовано:

Харламенков А. Е. Формирование коммуникативной компетентности у людей с нарушением слуха // Научные труды Института непрерывного профессионального образования. 2014. № 4. С. 234-241.

Недостаточно прав для комментирования.