Короткие слова: предлоги, частицы, союзы. Справочник переводчика русского жестового языка : учебник для вузов / А. Е. Харламенков

Учебник для вузов

Харламенков Алексей Евгеньевич; 2021

Страниц    Обложка    Гриф    ISBN 
115   Мягкая    Гриф УМО ВО
Гриф ЦНИИ РЖЯ 
 
978-5-534-14703-2

 

 

Научная школа

Московский политехнический университет (г. Москва).

Библиографическое описание

Харламенков, А. Е.  Короткие слова: предлоги, частицы, союзы. Справочник переводчика русского жестового языка : учебник для вузов / А. Е. Харламенков. — 4-е изд., испр. и доп. — Москва : Издательство Юрайт, 2021. — 115 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-14703-2. — Текст : электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. — URL: https://urait.ru/bcode/479069.

Подробнее...

Многие, думаю, наслышаны о патентах вообще, и о патентах на ПО, в частности.

Много шуму в консервной банке производят и патентные баталии Софтверных Монстров промеж собой, и с Окружающей Мелочью, на закуску.

Похоже, что истово выполняется заповедь «Запатентуй всё», ну да ладно.

Меня же, как ни странно, всегда интересовал вопрос «А судьи кто?».

 

Иллюзии


Спрашивается: «Почему?» А вот, собственно, какие размышления подводили меня к этому вопросу:

  • Патент (на ПО) описывает или определённую технологию, или её составляющую, или какой-либо ещё технологический аспект, или взаимодействие технологий; в общем, это сложный технический документ, работа с которым требует глубоких знаний в предмете патентования.
  • ПО используется во всех отраслях человеческого знания, и, соответственно, патенты на это ПО неразрывно затрагивают эти области знания, и требуют определённой компетентности в них.
  • Если же области знания пограничны или пересекаются, то требования к квалификации возрастают в прогрессии.
  • Следовательно, какой же неизмеримо высокой квалификацией в широчайшем наборе областей знания должны обладать судьи, разбирающие патентные споры?!


Эти судьи должны иметь минимум несколько высших образований в дополнении к обязательному высшему юридическому образованию, и, минимум, одну научную степень в одной из затрагиваемых патентом областей знаний.
Это должна быть настоящая интеллектуальная элита.

И вот к чему всё это.

Реальность


На днях я прочитал статью1, в которой главный исполнительный директор Red Hat, Джим Вайтхёрст (Jim Whitehurst) говорит следующее:

«Большинство из этих исков подаётся в Восточном Техасе и рассматривается, как правило, с участием жюри присяжных, подавляющее число членов которого вообще не заканчивало колледж2.

У меня учёная степень в области компьютерных наук, но мне требуется несколько недель, чтобы понять, о чём вообще ведётся речь в каждом конкретном случае, а затем приходится разбирать проблему перед жюри, которое вообще в этом ничего не понимает, и спрашивать их мнения: „Как вы думаете, это валидный патент или нет?“ Это слишком дорогой и просто аномальный способ получить судебное решение.»



Изумительно.

Вывод

 

  1. Только один этот факт показывает всю маразматичность идеи патентов на ПО. Практика довела эту идею до кристально-чистого абсурда.
  2. Патентное законодательство России, к счастью, отличается от такового в США, и, патенты на ПО в России не действуют.
  3. В интересах всех здравомыслящих людей не допустить в России синхронизацию патентного законодательства со Штатовским.


1 www.opennet.ru/opennews/art.shtml?num=30477
2 «Их» колледж — аналог нашего ПТУ; даже не техникума.

Недостаточно прав для комментирования.