Ё – седьмая, счастливая буква азбуки

В. Т. Чумаков

Сейчас можно сказать определённо, что только в самом конце прошлого века, а именно в августе 1999 года, удалось сделать историко-филологическое открытие и опубликовать сведения о том, когда впервые буква Ё была рукой написана на бумаге и когда она – красавица – начала тиражироваться в книгах.

Подробнее...

Третий выпуск видеоблога.

Добро пожаловать к просмотру.

Добрый день! дамы и господа.

Вот часы снова пробили урочный час и снова в студии СурдоЦентра с вами я, Алексей Евгеньевич Харламенков.

Поговорим о такой неосязаемой эфемерной вещи, как «жестовый почерк».

Почерк — это то, что фиксируется в рукописи, на бумаге. А жест — это эвфемизм, который возникает в воздухе! И какая между ними может быть связь?

Оказывается — может.

И именно жестовый почерк является ключевым отличием того жеста, который красиво и чётко снят для словаря, от того, который возникает перед нами в скорбной реальности.

Это тоже самое отличи как слова, напечатанного в орфографическом словаре от того, которое накарябано на заборе в стиле «ККЛ» [какуэль] — Как Курица Лапой.

А всё дело в том, что жестовому языку глухих не учат. Ведь нас то, русских, русскому языку сколько лет учат? — ну, минимум, 8 лет! И то, сколько обоснованных нареканий на качество грамотности у тех, кто нас окружает. А с глухими?

А здесь вообще — беда!

Так что же такое — этот «жестовый почерк»?

По-сути — это тоже, что и на письме: чем отличаются Е от Ё, Ш от Щ — мелкими завитушками, ещё более мелкими точками — так и в жесте. Жест выполняется в пространстве. Руками. Что главное здесь? Главное — рука, её конфигурация. И здесь каждый пальчик должен быть на своём месте — он должен быть чётко виден. А если же жест исполняется небрежно, очень быстро и смазанно, когда на конфигурацию жеста не особо обращают внимания — мол, и так сойдёт, — вот тут-то и возникают трудности. Гораздо труднее читать жест, который показан небрежно, чем то, что накарябано небрежным почерком.

Нечёткие, смазанные конфигурации в жестовом языке являются дефектами речи.

Скучно муторно и по научному всё сие описано мною в публикации «Методика преодоления безусловного рефлекса при постановке рук в процессе освоения дактильной и жестовой речи», которая была опубликована в Сборнике научных трудов Института непрерывного профессионального образования. № 3 за 2014 г.

Вот о том, что там написано скучно и муторно, гораздо проще и легче рассказать и показать.

И так. Что же у нас происходит? а происходит у нас с вами главная засада! Имя ей — безусловные рефлексы.

Ведь что нам досталось от предков? — хватай! держи! не выпускай! — а то останешься голодным. Что происходит на языке тела? — всё, что коснулось ладони — мгновенно должно быть зажато в кулак! А чтобы не выскользнуло конфигурация должна быть какой? — «крючок». Причём, как она должна сработать? А для этого у нас пальцы должны загибаться от кончика к центру ладони. Вот тогда оно и схватывается. Если начать загибать по-другому, - выскользнуло и вылетело. Поэтому вот оно движение. Вот это и есть то самое рефлекторное движение, из-за наличия которого жесты не читаются: мы сгибаем один палец, а у нас согнулись и остальные. Именно от этого рефлекторного движения, которое обусловлено безусловным рефлексом, и нужно избавиться. Как говорят учёные, что бороться с одним рефлексом нужно выработать другой рефлекс. Чем мы с вами и займёмся.

И здесь нам с вами поможет психология. А, может быть — психиатрия, — что оттуда — шизофрения. Шизофрения — это раздвоение личности. Хотя — нет! —даже она нам не поможет — потому что нам нужно будет растраиваться.

Что мы будем с вами делать.

Упражнение простое.

Вот исходное положение ладони. Что мы делаем. 1е, на что внимание.

№ 1. мы ладонь сильно всё внимание сосредоточили, что все кончики тянем назад.

дальше. Поочерёдно начинаем пальцы. Это 2е. Но, при этом же продолжаем от сюда тянуть его назад: вот у нас пошло раздвоение. Тянем, тянем, тянем, - зафиксировали.

А теперь третий момент. В тот момент, когда мы начинаем сгибать палец, продолжая тянуть его назад, мы забываем про тот палец, который мы сгибаем, и вот оно — третье — мы всё своё внимание, забыв о сгибаемом пальце, сосредотачиваем на всех остальных пальцах, чтобы в этот момент вот этого движения не было.

И так, как работает это упражнение полностью.

Вот.

Загибаем палец. Вот здесь мы эту спинку тянем назад, но про всё про это мы забыли — всё внимание у нас сюда. Мы пальчик тянем, поэтому, как только отпустился фиксатор — палец вылетел назад.

Начинаем загибать следующий, опять-таки с нашим раздвоением — мы загибаем его и сюда, и продолжаем тянуть его назад; зафиксировали; но в этот момент всё внимание на остальные пальцы, чтобы не было вот этого движения. Мы продолжаем этот палец тянуть. Отпустили. Вылетело. Следующий палец — снова с нашим раздвоением загибаем и тянем назад, но всё внимание на оставшиеся пальцы. Отпустили. Вылетело. Следующий.

И вот такое упражнение нужно крутить постоянно. В результате у вас пальчики будут работать по отдельности.

Чем хорошо это упражнение? - особенно его полезно выполнять тогда когда начальный период обучения жестовому языку. Его можно крутить в метро: в одной руке у вас авоська, другой — крутите. В этой руке авоська — крутите этой рукой. И крутим его постоянно. Устала рука. Снова крутим.

Вот и вся методика.

И так, дорогие друзья! Для дискуссий приглашаю вас на форум сообщества профессиональных переводчиков русского жестового языка SurdoCentr.RU.

За сим позвольте откланяться.


Традиционный P. S.

Во время путешествия Гоголя по Испании с ним в одной из гостиниц Мадрида произошёл такой случай. В этой гостинице, по испанскому обычаю, было грязно, белье было совсем засаленное. Гоголь пожаловался, хозяин отвечал: «Senor, нашу незабвенную королеву (Изабеллу) причисляют к лику святых, а она во время осады несколько недель не снимала с себя рубашки, и эта рубашка, как святыня, хранится в церкви, а вы жалуетесь, что ваша простыня нечиста, когда на ней спали только два француза, один англичанин и одна дама очень хорошей фамилии; разве вы чище этих господ?»

Всего доброго.

 

 

Недостаточно прав для комментирования.