Ё – седьмая, счастливая буква азбуки

В. Т. Чумаков

Сейчас можно сказать определённо, что только в самом конце прошлого века, а именно в августе 1999 года, удалось сделать историко-филологическое открытие и опубликовать сведения о том, когда впервые буква Ё была рукой написана на бумаге и когда она – красавица – начала тиражироваться в книгах.

Подробнее...

Татьяна Владимировна Кигим

Антон запустил пальцы в кудрявую шевелюру, прошёлся по комнате. Жена сидела потерянная, уткнувшись взором в колени. Что ж, это, пожалуй, мужской разговор.

— Вася…

Сын, надувшись сидел на полу и вжикал спорт-спорт-акром мимо башен, норовя зацепить кубик и обрушить сооружение.

— Вася! — Крученик попытался придать голосу суровости. — Тебе что, не хватает своих игрушек, Василий?! Почему ты не попросил меня или мать, чтобы тебе купили этот чёртов дирижабль?!

— Аэрокар.

— Да хоть космолёт! Ты б ещё витрину в магазине разбил!

 

— Да я у него ничего не отбирал! Я только попросил дать посмотреть и пару минут потестировать механизм!

Антон коротко выдохнул. Согласился же он на этот переезд… Ну да, хорошая работа, лучше платят. Цивилизация вместо полудеревенской Либруты. И новые проблемы, детские и совсем недетские.

— Ну откуда я знал, что этот жлоб сразу побежит жаловаться… У нас дома никто так не жадничал. Я ему ни по носу не дал, ничего не сделал! Я вежливо попросил!

«У нас дома». Ну да, этот дом сын пока ещё не воспринимает своим. И новые обычаи, новые законы… Это их с Анной вина, что решили объяснить все тонкости поведения в новом мире попозже, постепенно. Вот и вляпались всей семьёй. Оранжевый огонёк в документах, шеф уже поинтересовался — за что.

— Василий, — голос отца был максимально твёрд. — Чтобы больше никаких «у нас дома». Мы теперь живём здесь, и будь добр до сентября привыкнуть к правилам поведения «тута» и «здеся»! В сентябре в школу, и мне не нужны проблемы с твоим поведением. Больше не смей клянчить…

— Я попросил по-человечески!

— …чужие вещи. Мы тебе купим всё, что хочешь. Не хочу, чтобы про нашу семью говорили «нищеброды». Вот.

И, чтобы смягчить удар от выволочки, Крученик-старший достал новенькую, упакованную в сверкающий голо-пластик игрушку.

— Вот он, твой дирижабль…

— Аэрокар! — радостно воскликнул Васька. — Папа!

…Через несколько минут Крученик-младший мрачно взирал на безмозглую, плохо управляемую и совершенно неинтересную игрушку.

— Кто из нас нищеброды, — пробормотал он. — Жалко ему было мне аэрокар показать… Я бы и не стал просить такую фигню у отца, я бы набор скайрейдеров попросил…

 

«А ты уже купил КАП? Чтобы инспектор не капал на мозги — вовремя КАП купи и спокойно спи…»
 

Вечером, обнимая жену, Антон долго смотрел в потолок, где скручивались в спирали успокаивающие узоры. Анна свернулась калачиком под одеялом и уткнулась ему в подмышку.

— Не стал говорить сыну, но ведь сами мы виноваты… Ты могла себе представить, что со времени нашего отъезда местные законы так изменятся?

Анна всхлипнула.

— Идиотизм, конечно, но… Дура лекс, сед лекс. Напомни мне, чтоб я купил этот чёртов кодекс… А то ещё и сами вляпаемся…
 

«КАП — лучший подарок другу, жене и тёще! Помни — у каждого должен быть свой зубной клинер, свои трусы и личный КАП!»
 

Стук, торопливый и настойчивый, оторвал Анну от плиты, и у неё сердце ушло в пятки. Стучал, конечно, Васька — он ещё не привык к сенсорам, и всё норовил постучать домой, как на Либруте, где у них была настоящая деревянная дверь, тёплая и добрая. Как весь старый дом… Анна бросилась к дверям нового дома, давая команду открыться: стук был какой-то тревожный, и правда — Вася ворвался в дом вихрем. Глазёнки лихорадочно блестели:

— Полиция, мама! Полиция! За мной гонятся и меня арестуют.

— Ф-фуу… — Анна села прямо на банкетку в холле. Прижала к себе сына. — Как ты меня напугал, малыш…

Усмехаясь, она поглаживала шелковистые волосёнки, радуясь, что всё у них так хорошо, дом большой, сад красивый, на улице спокойно, Вася наконец-то подружился с соседскими ребятишками — и вот, уже играют в каких-то воров-грабителей, наверное, ишь ты — полиция… Анна тихонько засмеялась и чмокнула сына.

На лестнице крыльца послышались шаги, и женщина подняла голову. Шаги были какие-то… официальные. Чёткие, размеренные, уверенные шаги, а потом раздался голос интеркома.

— Госпожа Крученик? Полиция четвертого районного управления. Позволите войти?

— Да-да, конечно… — встала Анна, делая жест охранным системам и крепко держа за руку сына.

В холл действительно вошёл полицейский. С ним шла женщина из опеки несовершеннолетних — ну да, типичная мымра из опеки.

— Что… — у Анны пересохло в горле.

— Ваш сын уже нарушил два дня назад закон об авторском праве. Вам удалось убедить районного комиссара по контролю, что нарушение произошло случайно и его следует квалифицировать как непреднамеренную ошибку. Но сейчас речь идёт о рецидиве. В дело вынуждена вмешаться полиция и опека. Есть подозрение о недостаточно полном выполнении родительских обязанностей по ознакомлению ребёнка с законами.

Женщина просто рухнула обратно на банкетку. Сын стоял, потупившись, и ковырял ногой паркет.

— Вася… — тихо простонала мать.

— Да не клянчил я ничего! — взорвался мальчишка. — Я, наоборот, дал Аське из дома напротив мой гиперкран от конструктора, я ей сам поиграться дал!

Анна вздохнула и затребовала и срочный вызов мужа.

Полицейский сурово смотрел на нарушителя, а мымра из опеки просто-таки пропалила гневным взором недостойную родительницу, воспитавшую маленького рецидивиста.
 

«КАП — ваша уверенность в завтрашнем дне. Помните: незнание закона…»
 

Крученик-старший курсировал между столом и диваном, читая лекцию. Крученик-младший мрачно чиркал маркером по экрану.

— …и запомни: будешь нарушать закон, просить читать чужие книжки, играть чужими машинками, давать кому-то свои игрушки — тебя посадят на зону и опус… будет, в общем, плохо.

— Запомнил, запомнил… Васе нельзя давать играться машинкой другим ребятам. Чего уж тут сложного.

— Не ёрничай и не утрируй! Умный нашёлся. Ты пойми: за каждый экземпляр любой вещи надо платить. Создал модельер красивое платье. Сшили на фабрике по выкройкам тысячу таких же. Мама заплатила за одно, тётя Лера заплатила за другое…

— …соседка заплатила за третье, мама увидела, что на соседке такое же платье, и закатила истерику. Понял.

— Интеллектуальная собственность принадлежит человеку или его наследникам, или же тем, кому были переданы на время и за деньги авторские права. Поэтому если ты увидел в книге мишку — ты не должен срисовывать его в альбом! Ну, или не мишку, а новые модели робоскайтеров, например… Тем самым ты копируешь чужое. Понял?

— Значит, когда я у бабушки, на Либруте, нарисовал на обоях свастику — вы меня ругали за нарушение авторского права?

Антон запнулся, остановился.

— Н-нет… Нет, за другое… Сын, это долгий разговор! В общем — ничего ниоткуда не копируй! Никому не давай своих вещей! Понял?!

— Что за мир жадин и жлобов… Попробовал бы я на Либруте рассказать такое — что каждый как куркуль, над своим златом чахнет…

— Не обсуждать!

— Да уж куда мне, не законодатель…

— Умён больно для второго класса!

— Для третьего…

Крученик-старший поглядел на обиженное лицо сына, сбавил обороты.

— Точно запомнил?

— Точно!

— Ну иди… тогда.

— Пап! Но объясни, зачем?..

— Это основа нашего общества, сынок. Основа экономики. Вот мама создаст дизайн-проект, и ей будут платить за каждое использование. Чем лучше проект, чем востребованней — тем больше заплатят. И так же мне за мою работу. И тёте Лере за её вино: за каждую бутылку нового урожая. Конечно, некоторые моменты нам могут показаться… сомнительными. Но так уж устроен мир… Да, Вася! Я тебе только в общих чертах обрисовал ситуацию. А вообще я куплю на днях КАП, Кодекс Авторского Права, и мы с тобой детально разберём все эти заморочки.

 

— Так у тебя ж кабинете стоит КАП? Можно я почитаю, чтоб не вляпаться?

— Не смей брать! — заорал Крученик.
 

«Проверьте лицензионность вашего КАП. Помните, если истёк срок лицензии, вы не сможете пользоваться КАП. Пользование КАП с истёкшим сроком лицензии — преступление, которое наказывается лишен…»
 

«Отличное средство для мытья швеллер-покрытия», — бежала реклама по изгибам стены, обвивая все квадраты включенных каналов, требуя перейти по ссылкам и завлекая вспыхивающими картинками. «Редкий инертный газ для заправки надувных кроватей — порази своих секс-гостей. Новый КАП с комментариями уже в продаже! Помните — незнание закона не освобождает от ответственности…» Антон и Анна строгали огурцы и редиску, намереваясь приготовить окрошку из последних не оранжерейных овощей сезона. Семейная идиллия прерывалась малозначащими репликами, смешками, восклицаниями и взглядами людей, которые прожили вместе уже довольно долго, но всё ещё не наскучили друг другу.

От тревожного звука «требовательного входящего» оба подпрыгнули, а Анна выронила редиску.

— Господа Крученик? — на экране вырисовался директор школы. Он был хмур и держал в руках какие-то бумаги.

Оба похолодели. «Василий!..» Что он опять натворил…

Рядом с директором появился человек в форме инспектора по защите авторских прав. Он был так же суров и мрачен.

— Сегодня ваш сын, Василий Крученик, писал школьное сочинение на тему «Соблюдение авторских прав — почему это так важно в современном мире».

— Он… он… списывал? — похолодел Антон.

Директор с инспектором мрачно переглянулись.

— Первая часть сочинения написана на высоком творческом уровне, мы не можем этого отрицать. Василий внятно и обосновано изложил аргументы в пользу защиты авторского права, а также привёл примеры возможного вреда от нарушения авторского законодательства. Однако завершающие строки сочинения повергли нас в шок своей циничностью и злокозненным умыслом.

— Зло… коз… — Антон не мог сформулировать внятную фразу. Анна вообще застыла соляным столпом.

— Да, учитывая, что Василий дважды на протяжении последних трёх месяцев привлекался за нарушение авторских прав… Вы ведь не отрицаете этого?

— Нет… но…

— А также учитывая, что это преступное деяние было совершено сразу за аргументированным доказательством необходимости соблюдения АП — мы склонны считать, что ваш сын решил злонамеренно и цинично посмеяться над системой школьного образования и авторского права.

— Да что он такого сделал?! — наконец выкрикнула Анна.

— После размышлений и аргументов он привёл следующие строки: «А потому „в надежде славы и добра гляжу вперед я без боязни: начало славных дней Петра мрачили мятежи и казни…“. На мой взгляд, авторское законодательство, хотя и летят от него щепки, в итоге работает на благо всего общества, науки и образования, к славе и развитию человечества и его интеллектуального потенциала». Каково?

Директор сделал паузу и продолжил:

— Как известно, все права на ретрансляцию классического наследия А-Эс-Пушкина переданы издательству «Школьная хрестоматия». Вы должны были знать, что, прежде чем копировать что-либо, следует прежде всего осведомиться через Приложение к КАП, кому сейчас принадлежат права на то или иное произведение. Использование цитат из школьных хрестоматий производится путём уплаты взноса на цитирование. Если цитата использована путём прочтения из иного источника, следует предъявить справку из публичной библиотеки, в которой было произведено прочтение и копирование текста, ибо квитанцию об оплате другому издательству. Ваш сын не только не уплатил взноса — он вообще, как показывают видеокамеры, не обращался за стихотворением ни в какие источники. Что заставляет нас подозревать страшную вещь: Василий произвёл это цитирование по памяти.

Антон подавленно молчал.

— Вы понимаете, что это значит? Он коварно и злонамеренно заучил это стихотворение, совершив его перенос на биологический носитель. Это уже не частное использование контрафакта, это намерение к его дальнейшему незаконному распространению! Кроме того, возникает вопрос — кто его этому научил?!

— Да — вступил в разговор инспектор, пристально глядя на чету Крученик. — Кто его научил копированию на биологический носитель? Впрочем, я ответ знаю… Кто, как не родители, научили его этому преступному поведению!

— Понимаете, на Либруте, где мы жили, это в порядке вещей… наверное, в детском саду… или бабушка…

— О, разумеется! Либрута! — в голосе инспектора прозвучало отвращение. — Можно подумать, они не знают, что перенос объекта, защищённого АП, на любой носитель запрещён. За консультацией, за формулами, за датами, за цитатами всё законопослушное человечество обращается к лицензионным справочникам. Случайное запоминание может быть отрывочным, но без специальной разработки памяти невозможно запомнить целые строфы. Здесь несомненен злой умысел.

Антон Крученик с тоской смотрел на рекламу. Вот ведь влипли…

— И что же теперь будет?

Представители школьной и государственной власти переглянулись, лица смягчились.

— Учитывая… приняли во внимание…. Мы могли бы изъять тело правонарушителя вместе с биологическим носителем, используя его органы в качестве компенсации правообладателям. Однако, взвесив смягчающие обстоятельства, мы вернём вам тело сына, которое вы можете забрать прямо из школы.

Антон нахмурился. Что-то тут было не так.

— А… а почему Василий не может прийти сам?

— Украденная информация стёрта с биологического носителя, а сам пиратский носитель уничтожен. Вы должны понимать, что с вами обошлись очень милосердно: вас не только не подвергли наказанию за соучастие или штрафу за плохое воспитание, но и вернут вам тело Василия Крученика, которое вы можете использовать по своему усмотрению. Постарайтесь воспитывать других детей в духе законопослушания и уважения к авторскому праву.

Экран погас, оставив в тишине миску недорезанной окрошки и замерших родителей.

По стене бежали слова: «…И не забудьте обновить базы КАП, чтобы быть в курсе всех изменений в списке правообладателей».
 

«Вы просмотрели социальную рекламу. Данная запись разрешена для копирования. Ознакомьте с роликом своих детей! Приобретайте КАП с комментариями. Вы можете сделать покупку, наведя курсор на светящиеся буквы».

Комментарии   

Михаил
#1 Михаил 04.12.2014 19:34
Думаю, что вот это будет в тему:
apps.plushev.com/.../2808

Недостаточно прав для комментирования.